Природа поистине не поскупилась, наделяя Кубань своими богатствами: привольными степями и горными лесами, бурными реками и тихими озерами, заснеженными вершинами и теплыми морями.

Такое разнообразие ландшафта — удачное сочетание географических закономерностей. Ведь здесь смыкается Европа и Азия, соединенные Кавказским перешейком. Рассекая край по срединной линии, проходит 45 параллель. Побережья двух морей Черного и Азовского, составляют 3\4 общей протяженности границ Тамани.

Являясь самым западным регионом Кубани, занимая уникальный участок суши, выдвинутый в акваторию двух морей, Таманский полуостров протянулся с запада на восток на 66 км и с севера на юг — на 40 км. Восточная граница его проходит по условной линии от западной части Курчанского лимана до Анапы. Мыс Тузла является одновременно западной точкой Кубани и самой западной точкой юга России.

Своеобразна Таманская земля. Степное раздолье сменяется камышовыми джунглями плавней, морские просторы — грядами пологих возвышенностей. При взгляде на карту, удивляет преобладание голубого цвета более чем в половину от всей площади Тамани. Но еще более поражают контрасты Тамани. Сочетание грядово-холмистого и лиманно-низменного рельефа; изобилие соленой и почти полное отсутствие пресной воды; богатство природных бальнеологических факторов; ухоженные площади сельскохозяйственных культур и неудобья с участками ковыльно-разнотравных степей с куртинами чабреца — это далеко не полный перечень ее загадок.

Но нет на Тамани более привлекающего и даже экзотического явления, чем вулканы. Да и то верно: где на матушке-Земле можно наблюдать извержение вулкана? На Камчатке? На Курилах? Это верно. Да, можно и в Гавайях, и в Исландии, и в Африке. Да!? Но дальнее путешествие — маловероятно. А здесь, вот оно, рядом! Да и к тому же на современном пространстве России только в Краснодарском крае — на Таманском полуострове грязе вулканическое явление получило наибольшее развитие.

Об извержениях вулканов свидетельствуют многие источники: от сообщений древних историков — до рассказов очевидцев. Вот некоторые из них, написанные под впечатлением от непосредственного наблюдения за этими грозными явлениями природы.

В труде Страбона "География", созданном в 1 веке есть сообщение: "... на берегах Меотиды (Азовского моря) за Киммерийским Боспором (Керченским проливом)... есть гора, Киммерий...живут там люди в дыму..." Гомер в своей "Одиссее", именно на Тамани... "В печальной оголенной местности", в кратерах грязевых вулканов поместил"... входы в подземное царство Плутона..." И только..." легендарный корабль... отважных мореплавателей "Арго" смог пройти сквозь цепь взрывающихся грязевых вулканов... "по фарватеру давно заилившегося русла Гиппаниса (Старой Кубани). Русло проходило примерно там, где сейчас расположено понижение между вулканами Бориса и Глеба и Ахтанизовской грядой и впадало в Сенновское лукоморье.

    

Более поздние сообщения свидетельствуют о продолжении извержений вулканов, так: "... вершины высот около Ахтаниза дышат сопками, извергающими ил и соленую воду... Из сомкнувшихся кратеров потухших вулканов... бывают по временам огненные извержения, которым предшествуют оглушительные, потрясающие окрестности взрывы. Через некоторое время сопки снова погружаются в свой вековой сон..."

Казаки, заселившие Тамань в конце XVIII в., острые на язык, наблюдая за своими беспокойными соседями", называли их гнилыми горами, горелыми могилами, сопками, блеваками. Большинство из этих прозвищ накрепко пристало к таманским вулканам, т.к. все они пришлись "не в бровь, а в глаз". Вулкан Миска получил свое имя по форме кратера; Синяя Балка — за расположение в углублении местности; блеваки, в связи со своим безобразным поведением, и связано это с выплескиванием грязи из сальзы, резкий выброс напоминает плевок.

Об одном из извержений на Тамани, происшедшем в 1856 г. Ф. Ланге замечает: "...на вершине горы... появилось мгновенно вспыхнувшее пламя, быстро увеличивающееся в объеме, сопровождающееся густыми клубами дыма... Но в тоже время, огромные массы земли, взорванные в воздух вместе с дымом, прорвавшимся в разных направлениях представили полное извержение вулкана..."

А во 2-ой половине XX в. на Тамани произошло несколько катастрофических извержений: в 1968 г. Карапетова гора; в 1977 г. — Цимбалы; в 1978 г. — Гнилая гора (Темрюк); в 1984 г. опять Карапетка. Теперь, о каждом из них подробнее.

С. П. Лозовой описывает извержение Карапетовой горы 1968 года: "Оно сопровождалось сильным взрывом и гулом. Значительно усилилось излияние грязи и выделение газов, и на юго-восточном склоне, прямо у полевой дороги, в 300 м к северо-западу от фермы, зародился маленький конус, который затем увеличился в размерах. Через 10 лет он достиг высоты 3,5 м..."

В марте 1977 г. на Тамани произошло сильное извержение вулкана Цимбалы"... земля под ногами стала шевелиться.

На вершинах гор-близнецов, именуемых Цимбалы, раздался грохот, потом гора стала расползаться на большие и малые квадраты, в разрывах между ними, закипела, забулькала черная жижа. А потом Цимбалы стали расти на глазах, что называется не по дням, а по часам. Первые несколько дней -на 10-15 см в сутки, а потом возвышение стало незаметным для глаза".

А вот как описывает очевидец извержение самого активного, в указанное время, вулкана горы Гнилой, расположенной на окраине Темрюка: "Это было ночью, в октябре 1978 года. Перед извержением заблеяли овцы, залаяли собаки. Раздался подземный гул, и задрожала поверхность земли. Затем кратер взорвался, выбросил глыбы земли, камни, и начал изливать грязь. Чаша кратера площадью более квадратного километра и глубиной 5-6 метров в течение нескольких часов заполнилась жидкой массой, которая стала стекать зыками по склонам горы..."

    

Не менее впечатляющее извержение записали мы в июне 1985 г. со слов Майи Ивановны Лют, директора Таманского краеведческого музея, — "... в предзакатное время 19 августа 1984 г. население станицы Тамань не на шутку было встревожено поведением беспокойного соседа, особенно беспокоились пастухи овечьих отар. Вначале внутри Карабетки что-то заурчало, да так, что кожу покрыл холодный пот, и всех охватило непонятное беспокойство. Подземные звуки привлекали внимание наблюдающих к махине вулкана, и каждый следил за развитием событий. В считанные минуты над вулканом взметнулось пламя и, одновременно, раздался грохот оглушительной силы, очень похожий на стрельбу крупнокалиберного артиллерийского устройства. Столбы пламени взметались и гасли, а вулкан выбрасывал огромные каменья на значительные расстояния. Так продолжалось в течение часа с небольшим. Одновременно с этим происходило излияние раствора глинистой брекчии и мелких камней; выделение газов. Такие выбросы, нарастая по интенсивности, повторялись несколько раз. На фоне вечернего неба всполохи были особенно заметны. Хаос был не только на вулкане. Долгое пребывание Карабетки в "летаргическом сне" настроило людей на беззаботный лад, а тут администрация всполошилась. Да и многие не ложились спать и старались не пользоваться электричеством. Звонили, конечно, в Темрюк и готовились к эвакуации. Но ближе к полуночи казалось, что все улеглось, активность извержения поубавилась, но извержение грязекаменного потока продолжалось еще несколько дней, постепенно затухая..."

Р.И. Бочарова